Возрастные особенности дошкольников

Большинство взрослых, исключая, конечно, психологов, не придают особого значения детской игре, считая ее чуть ли не второстепенным занятием. К примеру, расспрашивая ребенка о прожитом в детском саду дне, родители интересуются обычно, что делалось на занятиях, как ребенок спал или кушал. А воспитатели недоверчиво-презрительно относятся к психологическим тренигам с детьми: «Там они только играют». С каждым годом все больше времени ребенок тратит на посещение развивающих кружков, занятий по подготовке к школе, соответственно все меньше времени отводится игре.

Однако многие педагоги и психологи начинают сегодня бить тревогу. Говорят о том, что детская игра в опасности. Игра является ведущей деятельностью дошкольника, и именно в ней должны формироваться важнейшие новообразования, но при этом она занимает все меньшее место в жизни детей. В детском саду играют урывками в перерывах между занятиями или на прогулке. Дома — во время, свободное от просмотра телевизора.

Поэтому детским психологам необходимо, по возможности, поднимать значимость игры в глазах родителей, воспитателей детских садов, обращая их внимание на творческий характер игры, ее содействие развитию воображения, мышлению, речи ребенка. А наблюдая за игрой, можно многое сказать об уровне развития ребенка в целом.
    — Здравствуй, Катя
    — Здравствуй. Давай поиграем, а то мне скучно одной.
    — Давай.
    — Сейчас мы будем играть в мой сон. Я — это Кряша-утенок. Мама уложила меня спать (укладывает утенка в постельку) и ушла из комнаты. И тут началось. Все медвежата с обоев пооживали и начали на меня нападать (изображает нападающих медвежат). А полиция почему-то не едет. И даже комиссар Рекс не идет меня спасать. Тогда я сделала так, как учил меня папа. Я их раскидала, я дралась из последних сил (все это изображает игрушками). А потом меня пришлось везти в больницу (привозит машину, укладывает утенка, везет в другой угол комнаты, там расстилает постельку) «Место-то нет, надо подождать, — говорит белка-медсестра, — и тут доллары нужны, это же ребенок на него напали, а вы ... » (интонация выразительная). Сейчас я вам заплачу и надеюсь, что все будет хорошо (достает из сумочки цветные бумажки). На рубли не успела поменять, приходится так отдавать. (перекладывает утенка из машины в постель, гладит его, целует, обещает, что все будет хорошо). <Далее приходит олень-доктор, он ее осматривает, говорит, что надо сделать укол и забинтовать (выполняет все эти действия)>. Ну, все поболели… Пора возвращаться домой (сажает утенка на машину и увозит домой).
    ( С Катей пяти лет беседовала Соловьева Т.)

Можно также говорить о том, что игра является действенной формой самопомощи ребенка. Ведь в ней он может проигрывать беспокоящие его фантазии, ситуации, переживания, в том числе трудности во взаимопонимании с родными.
    Когда я пришла, Машенька выбежала мне навстречу, схватила за руку;
    — Пойдем, поиграем.
    Затем вытащила из шкафчика куклу Барби и маленького пупсика.
    — Это мамочка и доченька. Мамочка привела дочку из детского садика. Надо помыть ручки, переодеться, а потом кушать.
    — Расскажи мне про своих куколок.
    — Ну, мама очень добрая, доченька послушная. Мама каждый день ходит на работу, девочка в детский садик, там она играет с другими детишками, спит, кушает, а вечером забирает ее домой.
    Девочка долго играет, рассказывает про куклу — своего двойника, которая, как и она сама, не имеет отца
    ( с Машей четырех лет беседовала Еремян Ж.)
    — Привет, меня Оля зовут, а тебя?
    — Артем.
    — А что ты строишь?
    — Я строю дом красивый и большой.
    — А кто будет жить в нем?
    — Я с мамой. А папу с Машкой мы поселим в другом доме.
    — Кто такая Машка?
    — Это сестра моя старшая. Она плохая и глупая. Я слышал. Как мама ей это говорила. А мама у меня хорошая. Она делает колбасу и домой приносит. Мы с голоду не умрем...
    ( с Артемом пяти лет беседовала Иванова О.)
В игре ребенок учится осваивать различные роли. Это умение будет очень полезно ему уже при поступлении в школу, когда он будет знакомиться с новой для него ролью ученика. А во взрослой жизни ему придется включаться в новые роли: мужа, отца, представителя той или иной професссии, что не всегда удается. Но, сталкиваясь в жизни с трудностями, взрослые не видят их истоков в собственном детстве, поэтому не уделяют внимания ролевому развитию детей: умению проигрывать различные роли по статусу и содержанию.
    «Иногда просыпаясь по утра и услышав мое “Доброе утро”, сын отзывается:
    — Нет, я не сын. Я — жук
    Весь оставшийся день теперь он будет жуком. Я его в этом поддерживаю».
    (с мамой Марка четырех лет беседовала Соловьева В.)
Особое значение в жизни ребенка-дошкольника играет любимая игрушка. Недаром, вспомнив про игрушку, оживляются взрослые любого возраста, а лица их при этом теплеют. Многие же, наоборот, с горечью рассказывают о том, что с детской игрушкой им пришлось расстаться.

«Я помню, что в детстве у меня было несколько мягких игрушек: плюшевый Мишка, оранжевый слоник, собака Филя. Филя — собака из вельвета с красной одежкой, шерсть коричневая. Уши по бокам висели. Я его потеряла. Оставила на окошке в магазине. По-видимому, потеря была очень острой, раз я до сих пор помню этот день, это окошко рядом с кассой.
Мы все были очень близки: Я, Мишка, Слоник и Филя. Я с ними играла, они были мои старшие сестры, а я — самая любимая младшенькая дочка, самая умница и хозяюшка. Я их кормила, спать укладывала всегда с собой. А наутро очень злилась, когда обнаруживала, что родители положили их на пол рядом.
К сожалению, многое из памяти стерлось. Но помню, однажды приехала из лагеря, а папа выпотрошил Мишку. Разделил его на части. Из лапок, — сказал он, — мы сошьем тапочки. И убрал все это на антресоли. Я не помню, что стало со Слоником. И я не стала собирать части от Мишки, слишком было больно. С тех пор я не лазаю на антресоль. И очень может быть, что с того момента, я не подпускаю родных ни на шаг к своей личной жизни»
( рассказала Петрова О.)


«Я хочу рассказать историю, которая связана с большой детской обидой. Мне было три с половиной года и я обожала животных, чем очень доставала родителей, прося купить мне собаку или хоты бы какое-нибудь животное. Мне нужен был маленький друг. Но родители не соглашались и говорили: “Хорошо, завтра пойдем покупать”, — думая, что наступит завтра, и ребенок все забудет. Но не тут-то было, я все прекрасно помнила, и каждое утро начиналось со слез и обид. У меня была большая мягкая игрушка — собака. Я привязывала к ней воображаемый поводок и так ходила с ней. А родители продолжали говорить, что подарят настоящую, но уже на день рождения. Дни рожденья наступали, но долгожданный подарок не был подарен. Я выросла, но детская обида осталась. С тех пор я не люблю справлять свой день рождения.
( рассказала Кузнецова М.)


Почему столь важна для ребенка игрушка?

Она играет в его жизни тройную роль.
Во-первых, она является для него идеальным Другим. Она всегда принимает и любит его. Она готова слушать про все самое сокровенное и никому не расскажет об этом. Она может быть такой, какой хочет ее видеть ребенок: умной или глупой, одетой в платье или голенькой. Можно сказать, что ребенок через игрушку компенсирует дефицит общения со взрослыми или сверстниками, учится жалеть другого, сопереживать, заботиться.

Во-вторых, игрушка является идеальным «Я» для него самого. На нее он проецирует свои желания и качества. Она может быть сильной, красивой, выходить замуж за принца или водить машину, то есть делать то, что хочется самому ребенку. Именно поэтому при расставании с любимой игрушкой ребенок испытывает боль, поскольку при этом теряется значимая часть самого себя.

В-третьих, игрушка является символическим ключом к внутреннему миру ребенка. Через нее он выстраивает свой мир, абсолютно подвластный ему. Во взрослом мире от ребенка мало что зависит. Ведь сам он слишком мал. А в мире игрушек он большой, сильный, делает то, что хочет. Можно сказать, что игрушка способствует формированию личностной автономии ребенка, развитию его самосознания.

Поэтому необходимо убедить взрослых в том, что нужно с уважением относиться к игрушкам детей и быть внимательными к ситуациям, когда ребенок проявляет безразличие или жестокость к игрушкам. Возможно, это сигналы его внутреннего неблагополучия.
    — Как дела Вика?
    — Я устала, не хочу больше ходить в садик
    — Почему?
    — Там нет моей любимой игрушки. А мне без нее плохо
    — А какая твоя игрушка любимая?
    — Самая первая — тигренок. С ней мы вместе всегда. Сейчас я уже большая, но все равно она моя любимая. Давай построим для нее домик.
    ( с Викой трех с половиной лет беседовала Кучмук В.)
Следующее, на чем необходимо остановиться — это общение дошкольника с родителями. Некоторые из них, в особенности молодые по возрасту, недооценивают довольно важные моменты. Первое — это недопустимость грозить уходом от ребенка, сдать его в детский дом и т.п. Ребенок, хотя умом и понимает, что это не произойдет, но в данный конкретный момент верит этому. Ситуации мнимого ухода родителей являются настоящим горем для ребенка, травмируют его и, иногда, надолго.

«Я могу рассказать о себе один случай, который запомнился мне очень четко и ясно. Я до сих пор помню все пережитые тогда мною ощущения.
Мне было три года. Мама забирала меня из детского сада. Помню, что это было зимой, так как на мне была надета тяжелая шуба. Мы шли с мамой домой в солнечный морозный день. Вдруг мама стала от меня убегать (так она со мной играла). Но в тот момент я подумала, что мама убежит и никогда не вернется. Я помню, как попыталась догнать ее, но бежать в зимней шубе оказалось сложно. От страха стало трудно дышать. Я стала громко плакать и кричала: “Мама, подожди”. Бежала, падала, но все равно вставала и еще громче плакала. Наверное, это длилось секунды, но мне казалось, что это было очень долго. Мама стала меня успокаивать, взяла на руки. И дальше я уже ничего не помню. Но этот эпизод, пока я сейчас писала, стоял перед глазами, как будто это было вчера».
(записала Соловьева А.19 лет)


    Когда я привела дочку первый раз в детский сад, была зима. Не успела я ее раздеть, как она тут же пошла со всеми знакомиться. Я поговорила с воспитательницей и та, увидев, что ребенок увлекся игрой, посоветовала мне незаметно уйти. Когда я пришла за ней через два часа, то увидела горько плачущего ребенка и растерянную воспитательницу. Последняя рассказала, что через пять минут после моего ухода, дочка стала искать меня и, не обнаружив в раздевалке, расплакалась, постоянно повторяя при этом:
    «Мама быва, быва и ушла. Забыва Дашу…»
    И так продолжалось все два часа, пока я не появилась. Мне пришлось просить прощенья, что ушла не попрощавшись.
    (с мамой трехлетней Даши беседовала Горлова Д.)
Второй очень важный момент, который для психологов является очевидным и отчасти надоевшим, но при этом далеко не всегда известный родителям — это необходимость безусловной любви к ребенку, то есть не за что-то и в каких-либо условиях, а несмотря ни на что. При этом любовь должна иметь те или иные внешние проявления.
    Мы долго играли с Леночкой, потом я задала ей самый сокровенный вопрос:
    — “Лена, а кого больше всего на свете любит твоя мама?”
    Лена тихим голоском прошептала:
    — “Это большой секрет. Ты его не знаешь?”
    — “Нет”, — ответила я.
    Тут девочка с широкой улыбкой поделилась со мной своим секретом:
    — “Больше всего на свете мамуля, конечно, любит меня — свое сокровище”.
    ( С Леной трех лет восьми месяцев беседовала Шалиманова Н.)
Но бывают ситуации, когда мать горячо любит ребенка, а сказать это ему не может, и каждый из них замыкается в своем одиночестве. А иногда есть вполне объективные причины, по которым родители не всегда могут быть рядом, уделяя необходимое ребенку тепло и внимание. Но если они будут знать о последствиях своих действий, то многие найдут способ оставить в своем сердце место для ребенка.

«Первое, что сказала сестра, увидев меня: “Я же хотела братика. А нельзя ее отвезти в роддом и поменять на братика?”
Когда у родителей завязался спор о моем имени, Таня авторитетно заявила, что раз уж ей обещали братика, а подсунули сестру, пусть меня хотя бы назовут по ее воле Наташкой.
У меня была тяжелая родовая травма, поэтому родителям приходилось огромное количество времени уделять моему здоровью. И у Тани сложилось впечатление, что она никому не нужна. Подобное перенесение родительского внимания сильно отразилось на ней. Ведь ей самой было еще три года.
Сейчас мне 18. Ей — 21. Но ревность ко мне проявляется у нее до сих пор не только относительно родителей, но даже в плане друзей».
( рассказала Арбузова Н.)


Внутреннее одиночество ребенка-дошкольника может проявляться по- разному. Обычным вариантом является некоторая демонстративность, привлечение к себе внимания всеми доступными способами; от нарушения поведения до требования индивидуального внимания на занятиях. Иногда это дополняется «прилипанием» к тому или иному взрослому при отторжении других.
    «Ване 5 лет. Мама занимается своей жизнью. Его передоверила няням. К одной он привязался, у них свои отношения. В детском саду первый год и никак не адаптируется. Правила выполнять отказывается. Не спит, не ест. На занятиях правда работает, потому что воспитательницу принял, ей он доверяет и ходит за ней “хвостиком”. От нее ни на шаг. Ни к психологу, ни к логопеду не идет, начинает громко кричать».
    ( рассказала Козырева Н., детский психолог)
Но для ребенка значимо не только принятие его родителями, ему во всех жизненных областях очень хочется быть хорошим. И грамотные взрослые могут использовать это открытое желание ребенка в тех или иных воспитательных целях.
    «Мы учим цифры, через пять минут малышу становится скучно. Приношу ему игрушечную собаку и предлагаю ей, совершенно неграмотной, учиться у сына читать. Мальчик мгновенно оживляется и на протяжении четверти часа хвалится своими познаниями перед собакой: “Смотри, собака, это цифра семь, а это три, видишь, ты не знаешь, а я знаю”.»
    ( с мамой четырехлетнего Леши беседовала Соловьева В.)
Важно отметить, что родители для дошкольника — образцы для подражания. Они могут даже не внушать ребенку какие-то истины, ценности, а просто следовать им. А ребенок в этом возрасте, как губка, быстро и глубоко впитывает их.
    — Здравствуй, как тебя зовут?
    — Саша.
    — Чем ты любишь заниматься?
    — Смотреть телевизор. Я смотрю мультики разные. Но больше всего мне нравится фильм «Бригада». Мы с папой его смотрим. Такой классный во-о-ще. Я когда в школу пойду, я тоже себе таких друзей хочу. Мы вместе всех мочить будем.
    — А что значит мочить?
    — А это значит бить. А еще я пистолет у папы возьму, ну это когда из армии вернусь. Он уже старый будет, ему не нужно.
    — Ты хочешь быть похожим на этих мужчин? Почему?
    — Конечно, они сильные. Че захотели, то и берут. Им все можно.
    — Разве нельзя получить то, что хочешь, не применяя силы?
    — Нет. Папа говорит нельзя. Побеждает везде самый-самый сильный, у кого пистолет есть. Пистолета все боятся, и папу боятся.
    — А ты папу боишься?
    — Да.
    (с Сашей шести лет беседовала Никитская Е.)
Иногда родители или другие взрослые обижаются на ребенка и даже наказывают его, не всегда понимая, что ребенок находится в процессе освоения речи и нередко придает словам не те значения, что взрослые. Кроме того, дошкольники еще не умеют (и не должны уметь) скрывать свои чувства и открыто проявляют их. Необходимо дать право на существование так называемой «детской непосредственности», которая является отражением процесса творческой переработки ребенком впечатлений от окружающего мира и соответственно залогом его будущей познавательной активности.
    «Однажды сели обедать. Мама предложила Олесе перец и спросила:;
    — Какой ты будешь перчик свежий или фаршированный?
    Олеся переспросила:
    — Как это фаршиеванный?
    Мама стала объяснять, что вот он перчик, а внутри мясо и рис. И тут Олеся говорит:
    — А, знаю, знаю. Я все время вижу машины фашиеванные людьми.
    ( с Олесей трех лет беседовала Гришина О.)
    Папа замечает:
    — Посмотри, какая у нас мама красавица, верно?
    Сын с хвастовством:
    — Да, мама-красавица, Я — тоже красавица. Папа…
    Оценивающе смотрит на папу и с огорчением:
    — Папа — не красавица.
    Как-то услышав, что сын хочет борща, говорю:
    — Вот скоро приедет бабушка. Она сварит тебе борщ. А пока кушай супчик.

    Через две недели я сообщаю, что приезжает бабушка. Вместо выражения радости слышу деловитое:
    —Варить борщ?
    ( с мамой четырехлетнего Леши беседовала Соловьева В,)
    Как-то раз заболела маленькая дочь, и пришлось посылать в магазин сына. Я стала объяснять ему:
    — Вот тебе деньги, возьмешь хлеб, дашь тете деньги, а тетя даст тебе сдачу.
    Он посмотрел на меня обиженными глазами, ничего не понимая. После того, как я объяснила все три раза, он заплакал:
    — Почему мне тетя даст сдачу, ведь я ее не бил?!»
    Однажды сын подходит ко мне и спрашивает:
    — А что такое синева, я его в песне услышал?
    Объясняю:
    — Вот допустим синева моря, неба. Когда мы смотрим издалека и долго, то воздух и вода нам кажутся синими.
    Продолжаю мыть посуду и слышу:
    — Мама, а почему ты не синеешь? Я же долго на тебя смотрю и издалека, а ты все не синеешь.
    ( с мамой пятилетнего Миши беседовала Буреева Н.)

Важно иметь в виду, что нормальный дошкольник живет в мире фантазии. И она для него также истинна как и реальность. Истинными любые придумки ребенка делает его желание верить в них. Поэтому можно наблюдать парадоксальные ситуации, в которых ребенок сам себе противоречит. Родители иногда считают, что ребенок врет. А он всего-навсего разрешает себе верить в то, что захочет и насколько захочет.

    Однажды моя сестра попросила забрать из детского сада ее дочь Олю. Когда мы возвращались домой, она, увидев трамвай, спросила:
    — Почему трамвай бегает туда-сюда? А искры у него отчего?
    Я решила поиграть с ней и ответила:
    — Он бегает, потому что живой. А искры оттого, что он сердится. Он хочет спать, а его заставляют бегать.
    — Это неправда, неправда! — закричала Оля. — Он не живой и не умеет сердиться. Там такая машина есть. Мне сам папа сказал. Я знаю.
    Я была сбита с толку и замолчала. Через некоторое время я услышала, как Оля поучает свою подругу:
    — А ты разве не знаешь, что трамвай живой? Если бы он не был живой, он не смог бы бегать взад и вперед.
    ( с Олей пяти лет беседовала Данилина О.)
Но дотошные взрослые могут задать вопрос, не вредно ли для ребенка верить в сказку, одушевлять природу. Как же он будет получать знания, готовиться к школе? Имеет смысл объяснить, что детская вера в сказку — это предпосылка последующего жизненного оптимизма, умения верить в благополучное разрешение любой даже самой трудной ситуации. А одушевление природы — залог будущей близости с ней, возможности получать через нее отдых, равновесие, покой.
    Возвращаясь с учебы, около детской площадки увидела девочку, дочку моей соседки. Я спросила:
    — Чем ты занимаешься?
    Удивленно посмотрев на меня, она ответила:
    — Жду.
    — Кого?
    — Ты что не понимаешь?
    — Нет.
    — Сейчас уже скоро будет вечер, а вечером все цветочки ложатся спать. И я жду, пока они лягут.
    (С Юлей пяти лет беседовала Митрофанова С.)
    — Лева, что ты сегодня в садике делал?
    — Гулял, играл в конструктор. А к нам скоро Дед мороз придет. Угадай, почему?
    — Почему?
    — Потому что мы сегодня песенку учили про Деда Мороза. А как же он к Ване (старшему брату) придет, ведь он песенку не учит?
    ( с Левой четырех лет беседовала Климова О.)
Примерно в 4 года ребенок активно начинает интересоваться рождением детей. Хорошо, если его вопросы не приведут к смущению взрослых, а найдут свои ответы в соответствии с возможностью ребенка их понять.
    До 4 лет Оле говорили, что детей покупают в магазине или в роддоме.
    Но после четырех посыпались вопросы ко всем взрослым:
    — А в каком магазине меня купили? Там, где памперсы продаются? Я видела там картинки с маленькими детьми.
    Пытаюсь объяснить:
    — Оля, детей не покупают, а рожают. Вот мама родила тебя, а баба Лида твою маму.
    — А как это рожают?
    — Сначала малыш растет у мамы в животике, а потом его оттуда вытаскивают. Тебе понятно?
    — Понятно. А дедушка Коля кого родил? Ведь если тети родят девочек, то дяди — мальчиков?
    Была очень возмущена, когда я ей ответила, что дяди не могут рожать. Вопросы продолжились:
    — А почему я родилась не у тебя, а у мамы? Ты, наверное, не захотела, чтобы я была в твоем животике? Почему? Почему Люда (подруга) родилась позже меня и теперь она меньше меня? Почему она не захотела родиться вместе со мной?
    Я долго объясняла и в итоге она спросила:
    — Я поняла, что мамы родят и мальчиков, и девочек. А папы тогда для чего?
    Я замешкалась с ответом. Тогда Оля побежала к маме и начала все сначала:
    — Мама, кто меня родил?
    — Я, — ответила та.
    На что Оля сказала:
    — Я так и знала. Если бы меня родил папа, я была бы с усами.
    ( с Олей пяти лет беседовала Данилина О.)
    В детском саду, где я проходила практику, было две сестренки. Когда мама пришла в мою группу за старшей, я в шутку у нее спросила:
    — Подари мне свою сестренку, Наташа.
    — Как же подари? — серьезно возразила Наташа.
    — Мы за нее деньги платили.
    — Зачем же вы их платили? — спросила я.
    — Ну, как же зачем? Чтобы сестренку выкупить из магазина. Мы долго денежки собирали для этого. Вы что, разве не знаете?
    ( с Наташей пяти лет беседовала Данилина О.)
Параллельно с интересом к рождению детей появляется тема собственного замужества.
    Поставив стул на стол, дочка залезла в мои «драгоценности», вытащила какое-то колечко, цепочку. Унесла их в садик и сказала детям, что ей их муж подарил. После сада она мне все отдала и призналась. Я ее не очень ругала.
    ( с мамой шестилетней Гали беседовала Зыкова О.)
    Последнее время дочь начала бурно интересоваться проблемой свадьбы. Стала спрашивать:
    — Где я была, когда вы были женихом и невестой?
    По 5 раз на день женится и разводится с мамой, бабушками. Ищет куклам женихов. Как-то раз искала, но не нашла подходящую по размеру. Тогда она не растерялась и сказала:
    — Ну ладно, тогда я буду женихом. Меня зовут Сергей Степанович.
    (с мамой четырехлетней Ани беседовала Олейник М.)
Большое место в жизни дошкольника занимают сверстники. Конечно, ведь надо же с кем-то играть. Поэтому особо привлекательными для них являются ребята, которые умеют интересно играть. Хорошо, если ребенок легко общается, имеет много друзей.
    Беседую с мальчиком сидящим на скамейке:
    — Расскажи о своих друзьях. Кто они?
    — Моих друзей зовут Игорь, Ваня, Саша, Марина и Света. А еще у нас есть девочка Карина. Она нравится Саше. Она его невеста.
    (с Севой пяти лет беседовала Гордеева Е.)
Понятно, что дети в этом возрасте легко ссорятся и так же легко мирятся. Поэтому конфликты не стоит акцентировать. Без помощи взрослых они, как правило, быстрее разрешаются.
    — Вова, у тебя, наверное. Много друзей?
    — Ой, много. Только вот Саша теперь не мой друг. Он сломал мой пистолет. А в детском саду я играю с Димкой, Толиком. Сашкой. Ой, нет, я теперь с ним не играю. Еще есть Лена. Катя, Юля. Юля — это моя невеста. Мы поженимся…
    — А лучший друг у тебя есть?
    — Конечно, это — Дима, Толик, Петя, Илюша, Павлик и еще Артем.
    ( С Вовой пяти лет беседовала Баловнева М.)
Однако мнение взрослых очень важно при выработке отношения детей друг к другу. Если значимы взрослый — воспитатель — отторгает ребенка, вероятнее всего, его отвергнут и дети.
    — Давай я тебе расскажу про Таню. Это у нас девочка в детском саду. Ее все обижают
    — А тебе она нравится?
    — Нет. В тихий час не спит. Наглая она. Встает, начинает злиться, драться. А еще она нарисовала вишню. А воспитательница ее поставила в угол. За три минуты надо было нарисовать с картинки банан, грушу, вишню. А Таня болтала с мальчиком и не успела. А мальчик только яблоко нарисовал.
    — Его тоже в угол поставили?
    — Нет, только Таню. А еще у нас есть Никита и Егор. Они плохо говорят. Они из других стран. А Антон не ест омлет, дерется, орет на всех. Когда терпение у воспитательницы лопнуло — наругалась. Он не понимает, когда воспитательница говорит ему: «Ешь».
    ( с Настей шести лет беседовала Разживина А.)
Большую роль в общении у детей играют подражательность и соревновательность. Если что-то есть у одного, то обязательно нужно и другому, причем в тот же самый момент. Часто это приводит к конфликтам. А если ребенок не становится первым, не побеждает, это может довести его до слез.
    Прихожу за сыном в детский сад. Их осталось двое, он и еще одна девочка. Сын недоволен:
    — Зачем ты сейчас за мной пришла. Я хочу, чтобы ты меня последним забрала. Уходи.
    Девочка говорит:
    — Это я последняя, а ты не последний. Сын замахивается на девочку.

    — Вы вдвоем последние,— успокаиваю я их.

    ( рассказала Маняшкина В. о сыне четырех лет)
Особо следует остановиться на развитии самосознания дошкольников. Некоторые психологи относят его начало только к подростковому возрасту. Но это не так. Дошкольники часто просто не имеют слов, для того, чтобы выразить свои чувства, оценки. Однако, это присуще далеко не всем.
    — Здравствуй, Сережа, как у тебя дела?
    — Хорошо.
    — А настроение какое?
    — Плохое.
    — Почему же дела идут хорошо, а настроение плохое?
    — Потому что сегодня я хочу, чтобы у меня было так. Позавчера мне было весело, вчера — задумчиво
    — А что значит задумчиво?
    — Я долго ходил и думал. Потом играл и думал. Когда папа пришел с работы. Я с ним подумал. Мама со мной думать не стала. Она за компьютером сидела, он за нее думал. А я думал сам.
    — И что ты придумал?
    — Придумывают другое. А я думал. Вот почему, когда я беру без спроса у сестры книжку, она на меня обижается и кричит. А она мои вещи убирает сама, а меня не спрашивает.
    — А что делаешь с книжкой сестры?
    — Ничего не делаю, там картинок нет. Я просто с ней хожу гулять, чтобы Ваське показать. Только не специально я ее на улице забыл. Мама обиделась. Сестра тоже. Папа сказал, что это не по правилам, значит, я сделал плохо.
    — Что же ты намерен делать дальше?
    — С папой буду советоваться. Мы с ним два умных.
    (с Сережей шести лет беседовала Поплавская К.)
Активное развитие самосознания определяет горячее желание дошкольника рассказывать взрослым о себе. По нашим наблюдениям многие дети страдают от того, что их некому слушать.
    — Как тебя зовут?
    — Вова.
    — Расскажи про свой детский сад.
    — Сегодня утром ехал в детский сад на машине, по дороге играл в тетрис. Когда приехали, позавтракали. Занимались, играли, гуляли. У меня есть друг Тимофей. Мы с ним сегодня гоняли велик ногами как мяч.
    — Вы балуетесь в детском саду?
    — Настя жалуется воспитательнице на нас за то, что девочек догоняем. А еще я люблю рисовать машины, самосвалы, танки. Недавно купили новый самосвал серебристый. Колесики большие. Я его берегу. Дома один играю. Еще я строю машины из кубиков, песок копаю.
    — А кого ты любишь?
    — Маму больше всего. Папу тоже, только не очень сильно. Потому что меня мама рожала.
    — Спасибо за разговор, пока.
    — Пока, но у меня еще много интересного есть рассказать. Я только забыл, что именно. Приходи ко мне еще.
    (С Вовой шести лет беседовала Киреева О.)
Детство современного ребенка сократилось на один год. Теперь в 6 лет, а не в 7 он уже становится взрослым со всеми присущими обязанностями. А с 5 начинает готовиться к тому, чтобы перешагнуть этот взрослый порог. Доверяя взрослым, ребенок активно хочет туда, где, как ему кажется, будет лучше и интереснее. Но чаще всего он не понимает, что его ждет. Может быть, это и хорошо, иначе его жизнь уже с пятилетнего возраста была бы омрачена ожиданием будущих трудностей. Понимая, что мы не изменим ситуацию в стране, наверное, имеет смысл ближе к 6 годам формировать у ребенка отношение к школе не как к постоянному празднику, а как к получению знаний, что требует некоторых усилий.
    — Здравствуй, Наташа. Как дела?
    — Плохо, в детский сад ходить не хочу, надоел. Там одни малыши, даже читать не умеют
    — Ты, наверное, уже в школу хочешь?
    — Да, хочу. И мои подружки — Оля и Лена — тоже хотят в школу побыстрее. Мы с девочками придумали, что найдем дорогу до школы, чтобы мамы нас не водили за ручку, а мы ходили сами. Вот только жалко, что моего Антошку (любимый пупсик) нужно дома оставлять. Но я придумаю, чем его занять, когда буду уходить «на работу». Вот поскорее бы наступило лето. А потом осень, и я с цветами и моим новым рюкзачком пойду в школу. Он такой синего цвета и на нем нарисован Пикачу — мой любимый покемон. Еще я хочу найти новых покемонов у детей, которые будут сидеть со мной в классе.
    (С Наташей шести лет беседовала Полубояринова Ю.)
    — Здравствуй. Как тебя зовут?
    — Игорь, но мама называет меня Игоряшкой.
    — А с кем ты дружишь?
    — С Вовой, Олегом и Мишей. Мы все в следующем году пойдем в школу.
    — А что ты там будешь делать?
    — Я еще не знаю, но думаю, что мне понравится. Ведь все дети туда хотят.
    ( с Игорем пяти лет беседовала Тимошина И.)

Итак, мы кратко рассмотрели некоторые особенности дошкольника, которые необходимо принимать во внимание при проведении групповых занятий, взаимодействии с родителями и воспитателями.

Более подробно об этом вопросе можно почитать в книге Ольги Владимировны Хухлаевой «Тропинка к своему Я: Как сохранить психологическое здоровье дошкольников».