Связь поколений в жизненном пространстве семьи

Из книги « Жизненное пространство семьи: объединение и разделение» ( Нартова-Бочавер С. К., Бочавер К. А., Бочавер С. Ю. )

Связь поколений.

К сожалению, для России типичны многократно описанные в литературе конфликты «отцов и детей». Можно предполагать, что идеологическая близость между поколениями обусловлена и культурой, и семейным сценарием, различающимися в традиционных сообществах и тех, где дети рано отделяются от родителей.

Изучение того, как проявляется согласованность жизненной позиции молодых людей из Нидерландов с философией их родителей и прародителей, показало «эластичность» отношений между поколениями, которые на разных стадиях семейного цикла могут сближаться или отдаляться. Изучались базовые повседневные убеждения относительно того, должны ли близкие родственники проживать вместе или отдельно, когда стоит жениться, допустим ли в семье развод, а также в чем заключаются особенности ролей женщины и мужчины в семье. Оказалось, что молодые люди начинают декларировать отличное от родителей мнение, как только покидают родительский дом. Однако это изменение — не навсегда; выросшие дети начинают вновь вторить своим родителям, когда у них появляются собственные дети. Меняется опыт — меняется точка зрения. Трудно еще раз не вспомнить Марка Твена:

«Когда мне было четырнадцать, мой отец был так глуп, что я с трудом переносил его; но когда мне исполнился двадцать один год, я был изумлен, насколько этот старый человек поумнел за последние семь лет».

(М. Твен «Афоризмы»)


Практический вывод из этого исследования оптимистичен: родители, внутренне расставшиеся со своим подрастающим ребенком, могут вновь его обрести, когда он действительно подрастет («отпустить, чтобы вернуть»).

Но чтобы нечто можно было вернуть, оно должно вообще существовать. Как происходит наследование ментальных ценностей в семье? Как возникает и становится прочной привычка отстаивать собственное мнение и уважать чужое?

На наш взгляд, для уважительной по отношению к родителям, но в то же время самостоятельной жизненной позиции необходимы два условия: совместная деятельность и толерантность ко вкусам ребенка. Дети узнают о взглядах родителей от самих родителей, для чего они должны обсуждать эти взгляды, соглашаться с ними или иметь право на критику. Мировоззрение как система ценностей и убеждений начинает формироваться с умения отстаивать свои вкусы в повседневных ситуациях — сначала относительно вещей или режимных привычек, а позже — ценностей.

У маленького ребенка мало собственных идей и, скорее всего, нет взгляда на жизнь, но есть предпочтения — например, мультфильма, цвета одежды, игрушки. Эти предпочтения не имеют характера необходимости, это всегда «вкусовщина». Если ребенок не добивается своего, нужно его стимулировать и взращивать в нем умение распознавать то, что он действительно думает, иначе всю свою жизнь он будет думать чужие мысли и не отличать их от своих. Нам-то кажется, что «Винни-Пух» и «Ежик в тумане» вполне взаимозаменяемы как вечернее зрелище, но для маленького ребенка добиться своего, того, что хочется, — это тренинг авторской позиции по отношению к своей жизни и получение обратной связи от взрослых, которые признают его право на вкусы.

Точно так же невежливая привычка критиковать книгу, которую читает ребенок, или канал, который смотрит бабушка, относится не только к автору книжки или телеведущему; она затрагивает право зрителя или читателя на именно это мировоззрение. Факт сотворчества в искусстве делает человека всегда причастным к тому, что ему нравится и с чем он начинает себя отождествлять. Рано или поздно почти любой ребенок, в котором все было так узнаваемо и о котором можно было сказать, что именно ему досталось от мамы, что от папы, а что вызвано влиянием улицы, вдруг становится неожиданным. Он слушает музыку, которая не имеет ничего общего с тем, чему его учили любящие родители. Он начинает читать странные книги, «читать» раздражающий рэп и смотреть непонятные фильмы. Более того, ему нравится эпатировать своих родителей, и он получает очевидное удовольствие от их недоумения. Обычно такие изменения происходят к подростковому возрасту и имеют вполне определенный эволюционный смысл: растущий ребенок должен сначала отделиться от родительского влияния, чтобы быть готовым создать нечто свое.

Демонстративное противопоставление провоцирует ослабление родительской привязанности и контроля, побуждает самых терпеливых родителей воскликнуть «Какой ужас!» и тем самым дать ребенку право на нечто неразделенное. А ему только это и требуется. Взросление начинается с подростковой субкультуры. Поэтому подростку не следует демонстрировать неискреннее терпение: позволив пирсинг в ухе, вы скоро увидите его в пупке, и честнее сразу сказать, что вам это не нравится. Если, конечно, не нравится на самом деле. Ложная обратная связь, которую родители дают ребенку, дезориентирует; он не сможет научиться ловить признаки согласия и несогласия от других людей. Кроме того, не получив желанного признания того, что он не во всем похож на родителей, подросток будет продолжать провоцировать.

Отсутствие собственной эстетики, а потом и жизненной философии делает человека зависимым. Поэтому пусть ребенок иногда имеет то, что родителям не нравится, пусть думает о том, что их может раздражать. И учится жить с осознанием того, что в его жизни всегда будет кто-то несогласный с ним, пусть идет на риски и принимает за это личную ответственность. Толерантность состоит не в том, чтобы симпатизировать подобным себе, а в том, чтобы уметь мирно принять отличия без внутреннего согласия с ними.

Толерантность приходится проявлять не только к младшим членам семьи, но нередко и к старшим. Каждая возрастная когорта имеет типичные взгляды, которые могут вызывать несогласие и протест у другого поколения, но не стоит отождествлять человека и его жизненную философию. Хотя пожилым людям этого иногда очень хочется. В случае несогласия нужно помнить о том, что мировоззрение — это лишь одна грань личности близкого человека, и относиться к ней отстраненно-познавательно («Чем ему это дорого и как помогало в жизни?»). Нет ничего хуже классовых чувств внутри семьи.

Свобода совести и вероисповедания — важные демократические ценности, к которым в нашей стране пока еще не было времени привыкнуть, и потому совершенно естественно, что, с одной стороны, члены семьи нередко пытаются контролировать мировоззрение друг друга, а с другой — что наши соотечественники обладают широким репертуаром «двоемыслия» и других способов не открывать свой истинный взгляд на жизнь.


Заключение.

Прочитав написанное, авторы пришли к выводу, что в целом поставленные нами задачи решены. Действительно, как и было обещано, мы поделились тем, что думаем по поводу быта как языка человеческого бытия. Мы отметили необходимость построения и поддержания личностных границ в любом общении. Мы показали, что психологическое пространство человека состоит из очень разнородных составляющих, однако эти составляющие взаимозаменяемы. Мы старались внимательно рассмотреть, как складывается общее психологическое пространство семьи и какие критические моменты в этом становлении присутствуют.

Основываясь на академических исследованиях и реальной практике, мы описали наиболее важные проявления человеческой телесности, территориальности и владения собственностью. Вспомнили о домашних животных. Отметили, что все совершается нами не только в пространстве, но и во времени, которое каждым отсчитывается по-своему. Обратили внимание на связь практики жизни и ее философии. И описали особенности жизненной среды детей.

Мы также ответили на те вопросы, которые наиболее часто возникают у людей, впервые задумавшихся об особенностях собственного жизненного уклада.

Завершая книгу, мы подумали о том, что можно было бы поговорить подробнее о жизненном пространстве мужчин и женщин, пожилых членов семьи, одиноких людей, о том, что мы совершенно упустили из виду, — об эстетике быта, о роли загородного и временного жилья в развитии личности, восстановлении здоровья и продуктивности. Интересно было бы обсудить также, что приобретает человек, путешествуя, занимаясь рукоделием, искусствами, спортом. И совсем ничего не успели мы написать о явлениях внутрисемейной толерантности и стигматизации, которые также воздвигают между людьми барьеры.

Но, подводя итоги, мы вновь вспомнили Декарта, который каждого мыслящего человека призывал к сомнению. Насколько точно можно разложить человеческое бытие на те его фрагменты, о которых мы написали, и что теряется в этой «квадратуре круга»? Нет ли вероятности, что мы пропустили в наших размышлениях нечто такое, что для многих является сущностным? Сколько усилий нужно прикладывать к обустраиванию своего жизненного пространства, ведь все это — действительно лишь атрибуты человеческой жизни, а вовсе не ее субстанция? И кто знает, может быть, то, что есть, со всеми его вызовами и провокациями — это и есть «свое», так не проще ли просто принять то, что есть, и перестать с ним бороться?

«Потенциально имущие, вам наскучит ваша работа, ваши друзья, ваши супруги, ваши возлюбленные, вид из вашего окна, мебель или обои в вашей комнате, ваши мысли, вы сами. Соответственно, вы попытаетесь найти пути спасения. Кроме приносящих удовлетворение вышеупомянутых игрушек, вы сможете приняться менять места работы, жительства, знакомых, страну, климат; вы можете предаться промискуитету, алкоголю, путешествиям, урокам кулинарии, наркотикам, психоанализу.

Впрочем, вы можете заняться всем этим одновременно; и на время это может помочь. До того дня, разумеется, когда вы проснетесь в своей спальне среди новой семьи и других обоев, в другом государстве и климате, с кучей счетов от вашего турагента и психоаналитика, но с тем же несвежим чувством по отношению к свету дня, льющемуся через окно. Вы натягиваете ваши кроссовки и обнаруживаете, что у них нет шнурков, за которые бы вы выдернули себя из того, что вновь приняло столь знакомый облик».

(И. Бродский «Похвала скуке»)


Пятнадцати точек достаточно, чтобы в движущемся изображении можно было узнать мужчину или женщину, веселого или грустного, уставшего или бодрого. Наверное, главное послание, которое нам бы хотелось передать читателям, — это пожелание, проанализировав жизненные ситуации других людей и сумев принять их к сведению, продолжать жить собственную жизнь, ведь то, что видно нам, — это всего лишь несколько точек.

Более подробно об этом вопросе можно почитать в книге Нартова-Бочавер С. К., Бочавер К. А., Бочавер С. Ю. «Жизненное пространство семьи: объединение и разделение».


loading...
Эту статью ещё не комментировали Написать комментарий
Ваше имя*
email*