Выявление проблем ребенка и родителей с помощью Фильм-теста Рене Жиля

Известная проективная методика Рене Жиля «Фильм-тест» содержит 25 картинок, на которых изображены те или иные ситуации взаимодействия детей со сверстниками и взрослыми, а также 17 словесных описаний критических для ребенка ситуаций. Рисунки схематичны, изображают, скорее, соотношение позиций людей, нежели их эмоциональный настрой, что облегчает идентификацию испытуемого с тем или иным персонажем, позволяет предположить у него любое эмоциональное выражение лица.

Ребенку показывают картинку и предлагают на ней найти для себя место среди изображаемых людей: он либо занимает свободное среди персонажей место, либо идентифицирует себя с одним из них. А в приводимых словесных описаниях ситуаций ребенку предлагают выбрать из перечня типичных форм поведения то, которое наиболее подходит ему самому. Традиционно с помощью этой методики пытаются получить информацию об отношении ребенка к окружающим его людям и способам их взаимодействия и выяснить наиболее характерные варианты поведения в типичных для ребенка ситуациях. На основе этой информации судят о достаточно широком круге личностных особенностей ребенка: степени любознательности, выраженности стремления к контактам с людьми, отгороженности от них, к доминированию или ведомости, активности или пассивности, степени социальной адаптированности, фрустрированности, агрессивности.

«Фильм-тест» Рене Жиля — прекраснейший материал для организации беседы и взаимодействия с ребенком. Вместо традиционных и порядком надоевших ребенку вопросов типа «Как тебя зовут?», «Сколько тебе лет?» и т.п. ему предлагают посмотреть не совсем обычные, но вполне понятные картинки и просят «указать пальчиком», «на какой бы стул он скорее всего сел», «среди каких ребят он находился бы», «как бы он повел себя в такой ситуации» (о занимательности теста для ребенка свидетельствует хотя бы то, что если в картинках или словесном описании ситуации встречается непонятное ребенку, он спрашивает об этом сам, независимо от уровня развития познавательной активности).

Ребенок c 5 – 6 лет воспринимает задание как простое, доступное и достаточно новое и начинает его исполнять. (В работе с детьми 4 лет можно использовать лишь часть картинок и часть словесных ситуаций.) Во время опроса, помимо того, что связано непосредственно с инструкцией, ребенок сообщает множество интересных деталей, важных для воссоздания содержательной картины условий, в которых он живет.

Последовательно переходя от одной картинки к другой, мы восстанавливаем определенный (не обязательно достоверный) ряд жизненно важных обстоятельств его жизни, ряд его отношений к взрослым, сверстникам и существенным для него событиям. По сути дела, именно они и лежат в основе проблем, возникающих у ребенка.

Затем, заняв ребенка «рисунком семьи», «рисунком женщины под дождем» или корректурным заданием (возможны и другие варианты), предъявляем картинки маме или папе и просим показать, «на какой из стульев сел бы ваш ребенок», «среди каких ребят он поставил бы себя» и т.д. Иными словами, мы просим родителей угадать те позиции, которые мог бы выбрать их ребенок. И тогда мы получаем новую содержательно развернутую картину понимания родителями отношений ребенка с окружающим миром. Иногда родители отмечают возможность расхождений реальных позиций ребенка и позиций желательных: «На словах-то он вам скажет, что идет среди впереди идущих, а на самом деле всегда остается в числе последних». Причины этих расхождений приходится устанавливать психологу. Ситуации, когда ребенок выстраивает свои позиции не в соответствии с ожиданиями взрослых, встречаются чрезвычайно часто. Различна лишь степень этого несоответствия. Таким образом, обнаруживая расхождения восприятия мира, окружающего ребенка, с занимаемых им позиций и восприятия родителями внутреннего мира ребенка, мы получаем результаты, характеризующие различную степень соответствия выборов ребенка и угадывания их взрослыми:
1) высокая (совпадения в 80% и выше);
2) средняя (совпадения в 50 — 79%);
3) низкая (совпадения в 49% случаев и ниже).

Если высокая степень соответствия угадываний взрослым свидетельствовала о хорошем и точном понимании ребенка, то средняя и низкая степень соответствия — о явно недостаточном и неточном понимании проблем ребенка. А проблема ребенка, не понимаемая любящими родителями, — это «проблема в квадрате».

В первом случае родителей не надо и выводить на проблемы ребенка: они достаточно точно ориентировались в каждой из них. Естественно, с ними можно было сразу заняться поисками средств разрешения или по крайней мере смягчения проблем ребенка.

Для этого прежде всего мы определяем возможности формирования самостоятельных усилий (субъектной активности) ребенка во взаимоотношениях со сверстниками и взрослыми и в деятельности по самообслуживанию, игре, учебе. По ходу такого обследования выясняются условия и стиль воспитания, ценностные диспозиции родителей и ребенка (знание их предопределяет выбор психологом средств работы с родителями и ребенком); развитость рефлексии (в первом случае устанавливаем, как правило, высокий уровень ее развития); особенности опыта привычной активизации (при этом учитывается согласованность индивидуальных средств активизации у родителей, прародителей и ребенка); развитость операционального опыта ребенка и родителей (степень соответствия умений и навыков возрастным возможностям ребенка, доля участия умений саморегуляции в активности); и наконец, развитость сотрудничества у старших членов семьи и ребенка. В целом получаемая информация позволяет во время консультации, апеллируя к рефлексии родителей, помочь им выявить реальную проблему и способствовать самостоятельному поиску ими средств разрешения проблемы (психолог лишь исподволь добавляет возможные их варианты, но не прямые рекомендации).

Во втором и третьем случаях ситуация сложнее. Сначала необходимо подвести родителей к пониманию своих ошибок и проблем ребенка. Явно недостаточно для этого разъяснить им существо проблем, раскрыть их содержание. Родители, возможно, отнесутся к этим разъяснениям даже с пониманием, будут взволнованы новым поворотом дел в своих взаимоотношениях с ребенком, но «раскрытые психологом» проблемы не станут их собственными проблемами. Путь морализаторства (а данный путь, по существу, именно таков) бесперспективен. Родители вроде бы и принимают разъяснения, вроде бы понимают все, что им говорилось, но, как впоследствии выясняется, так ничего и не делают в нужном им направлении. Психологические причины этого явления выходят за пределы анализа разрешающей силы анализируемой методики; мы вынуждены лишь констатировать, что «навязанная» консультантом стратегия помощи ребенку в большинстве случаев остается нереализованной.

Продуктивнее иной путь — путь анализа взаимоотношений родителей с ребенком и акцентирование внимания родителей на тех удачах, прозрениях, которыми они делятся с консультантом, на том, что явилось результатом их собственных усилий, связано с решением их собственных проблем. Таким путем удается вывести родителей на новые открытия, новые догадки. Только когда от самих родителей поступают предположения (часто с большой долей сомнения) о новом понимании проблемы, о новом подходе к ребенку, только в этот момент вы как консультант радуетесь удаче родителей, выражаете неподдельное восхищение их прозрением, подкрепляя тем самым их уверенность в собственной правоте. (Эти прозрения дорого даются человеку и действительно достойны восхищения окружающих.) В таких случаях получается, что не вы их надоумили, не вы им подсказали новое понимание, а они додумались до этого самостоятельно. Просто не с кем было обсудить это до встречи с вами. Вы оказались достойным собеседником и как специалист смогли подтвердить их правоту.

С этого момента можно завести разговор и о средствах разрешения правильно понятой проблемы. (Напомним еще раз, что подобную работу с родителями нужно вести, начиная с одобрения и подтверждения их правоты в тех случаях, когда они не ошибаются относительно возможных намерений и переживаний ребенка. Иными словами, работать следует в области понимания на подкреплении удачи, но ни в коем случае не на указании неточностей в понимании ребенка, т.е. не в области непонимания.) Даже если мы обнаруживаем 20% понимания, первичную процедуру анализа проблем ребенка с родителями проводим именно на этих 20% точного угадывания проблем, а уж затем по мере работы для коррекции присоединяем к ним понемножку материал из оставшихся 80% ошибочных представлений о ребенке.

Возможен и случай, когда присмиревший в присутствии консультанта, склонный к демонстративному поведению ребенок в своих ответах неискренен (сам он этого может и не понимать) и выдает то, что, по его мнению, поможет возвыситься ему в глазах окружающих. При первых же подозрениях консультант вправе проверить искренность и истинность ответов ребенка с помощью других испытаний и анализа реплик родителей, подчас помогающих прояснить ситуацию. Но и в этом случае мы чаще имеем дело с непониманием взрослыми проблем ребенка.

Для удобства работы с детьми и родителями нами были разработаны вспомогательные средства. Вместо раздачи отдельных листов «Фильма-теста», чтобы ребенок или взрослый отметили на нем наиболее возможную позицию ребенка, мы просили их просто указать пальцем, где именно, по их мнению, будет находиться ребенок или куда он сам себя поместит (ситуация беседы в меньшей степени отчуждает ребенка от работы, которую он при этом выполняет). Листая буклет, сброшюрованный из отдельных листов, ребенок, а затем кто-нибудь из родителей показывают консультанту занимаемые ребенком позиции, отвечают на основные и дополнительные вопросы. Чтобы облегчить задачу регистрации ответов ребенка и родителей, мы подготовили бланк с прямоугольными окошками, пронумерованными соответственно листам «Фильм-теста». На этом бланке в каждом из окошек мы регистрировали в виде точки пространственную ориентацию той позиции, на которую указывал ребенок, а затем его родители. Таким образом мы получали возможность наглядно оценить степень совпадения и несовпадения ответов ребенка и родителей.

Приводим пример опроса мамы и двух девочек-погодков, которых привела мама на консультацию перед поступлением девочек в школу. Основная жалоба состояла в том, что Катя во всем подавляет активность Лены и что последняя недостаточно активна. Ниже приведены два ряда окошек, первый ряд заполнялся на основе ответов и решений девочек Лены (Л) и Кати (К), второй ряд на основе ответов мамы (плюсами и минусами отмечено совпадение и несовпадение ответов девочек и мамы). Маленькими, строчными буквами в окошках № 4 и 8 помечены ответы Кати, чтобы их отличить от ответов Лены. На материале окошек № 3 и 7 пояснено соответствие реальных ответов детей и родителей тем «пометкам», что зафиксированы в окошках бланка.

Таким образом у мамы было установлено 32 — 34% неверных оценок позиций своих дочерей, были вскрыты проблемные области воспитания (ограниченность общения за стенами детского сада; ограниченность сферы игр в домашних условиях), приводящие к дефициту любознательности при относительно положительном микроклимате семьи. В беседах с мамой, а затем и с папой (он тоже впоследствии приходил с девочками на консультацию и у него число неугадываний оказалось значительно большим) при анализе успешно решаемых ими проблем было выражено намерение больше и чаще контактировать с детьми (Папа: «Видно, мало только деньги зарабатывать для семьи, нужно еще и играть с ними почаще. А чтобы такое придумать, что могло бы помочь и дальнейшей учебе в школе?» Мама: «Видимо, я их слишком доверяю друг дружке, сама погружена в хлопоты по дому, а к этим хлопотам их не приобщаю». Был установлен перекос ценностных ориентаций мамы и папы в вопросах воспитания (при явно выраженной любви папы к детям он все-таки уклонялся от участия в воспитании девочек, считая, что с него более чем достаточно и роли добытчика в семье; с детьми по-настоящему он занимался лишь в отпуске).

Ответы на предъявление проб Рене Жиля.

Частота соответствия/несоответствия угадывания мамой позиций девочек:
4 Л + К +/-
1 Л +/- К +
14 Л + К +
5 Л - К -
7 Л - К +
3 Л + К -
2 Л +/- К +/-

Условные обозначения: Л — младшая дочь Лена 6,5 лет; К — старшая дочь Катя 7,25 лет; «+» — полное соответствие «выборов» мамы и дочери (угадала); «+/–» — частичное соответствие «выборов» мамы и дочери (что-то угадала, в чем-то ошиблась); «–» — полное несоответствие «выборов» мамы и дочери (не угадала).

Обобщенные результаты тестирования

Оценка мамой позиций дочерей. Особенности детей. Проблемы.
Маму было трудно подвести к мысли о том, что Лена только внешне подчиняется Кате, а ее непослушание подчас и является выражением стремления идти своим путем. Скрытое непослушание Кати явилось неожиданностью для мамы (но не для папы). Пришлось привлечь дополнительный материал в обсуждение проблем грядущего периода трудностей подросткового возраста, ожидающих девочек в школе в связи с постоянными дисциплинарными ограничениями. Экскурс в переживания, связанные с собственным детством помог избежать морализаторства и наметить множество проблем и путей преодоления их ребенком.

Контроль ситуации в данной семье через год показал плодотворность проведенной консультации. Мама при встрече сказала, что забот прибавилось, но они другого рода и постепенно решаются. Между сестрами конфликты не часты. Лето перед школой девочки провели в отпуске с папой и не только гуляли всегда и везде вместе, но и готовились к школе (ему приходилось выступать в роли ученика двух строгих «учительниц"). Да и сейчас нередко вовлекают папу, когда он дома, в свои игры и беседы. Что характерно, изменились «требования» к папе, девочки меньше его ругают в «своей школе", больше хвалят, как это делает их учительница. Угнетает, что совсем не остается свободного времени, слишком много школьных заданий, рассчитанных на то, что их выполнят преимущественно родители.

В целом ситуация может быть оценена как ситуация с благополучным исходом, с положительным результатом той консультации, в которой приняли участие психолог, использующий вариант методики Рене Жиля, а также дети и родители, получившие обратную связь относительно ситуаций, смысл которых они ранее недостаточно полно и точно оценивали для себя.


Во многих случаях следом за «Фильм-тестом» Рене Жиля приходится использовать и тесты на сенсомоторное развитие, и тесты на эмоциональную отзывчивость, и тесты, измеряющие развитость интеллектуальной сферы, но нередко бывало достаточно и одного этого теста для проведения дальнейшей продуктивной работы с ребенком и родителями.

С помощью этого варианта методики мы подыскивали пути коррекции при решении самых различных проблем, с которыми к нам обращались родители: негативизм и агрессивность ребенка, замкнутость, упрочившиеся страхи и тревожность, конфликтность с окружающими, непонятные родителям стремления ребенка к уходу из дома и т.д. Но что особенно важно, эта методика служит замечательным подспорьем для обнаружения действительных проблем ребенка и последующей работы с ними. Не секрет, что достаточно большое число родителей обращаются к психологу за консультацией с неотчетливым пониманием проблем ребенка или псевдопроблемами.


Автор: А.К. ОСНИЦКИЙ

loading...
Эту статью ещё не комментировали Написать комментарий
Ваше имя*
email*